Мы о себе

logo

Выбирать язык

Отчет по стране Польша

1. Социально-политическое положение польских шахтёров

С первой конференции горняков в Перу 2013 в польской горнодобывающей промышленности многое изменилось.

2014 год был отмечен забастовкой в подземных горных работах  и митингами/демонстрациями в регионе Заглеби Дабровски на заводе Юлиуша Казимирского в Силезской части Польши, которая культурно отличается от Верхней Силезии. Протесты были направлены против планов закрытия шахт, невыплат заработной платы и предложение выехать из квартир для шахтёров. Это были важнейшие пункты борьбы: занятость, доходы и квартиры. Результат протестов – с ведущим участием профсоюза Sierpien 80 (августа 80) – было соглашение с правительством.

Наиболее интенсивная борьба началась в начале 2015 года. Из СМИ стало известно от главы правительства премьер-министра Евы Копач о закрытии четырех шахт. Шахты являлись частью крупнейшей горнодобывающей компании Евросоюза, «Coal Company», сегодня «Польская горная компания». Ева Копач была преемником премьер-министра Дональда Туска, который взял на себя председательство Европейского Совета.

Объявление планов на пресс-конференции премьер-министром Евой Копач вызвало ряд забастовок во многих местах Силезии. Работа была приостановлена, некоторые шахтёры провели подземную голодовку, другие протестовали вместе со своими семьями в блокпостах и демонстрациях. Это было время Великой сплоченности. Кроме этого другие люди поддержали протесты, до 68,5% поляков поддержали борьбу против закрытия шахт. После двух недель была достигнута договоренность. Некоторые из шахт, находящихся под угрозой закрытия, были проданы.

В октябре 2015 года состоялись перевыборы и смена правительства. После двух легислатур выборная платформа Obywatelska (PO) после восьми лет пребывания потеряла власть. Правая партия Право и Справедливость выиграла выборы. Лидером партии является Беата Szydlo, дочь шахтёра, который однако работал не в шахте Силезской, а в южной части Польши.  В отличии от предыдущего правительства она обещала не закрывать шахты. Кстати это было впервые за 26 лет, что ни одно левая партия не смогла совершить скачок (попасть) в парламент. Правящая партия сейчас находится в союзе с крупнейшим польским Профсоюзом Солидарность (во главе с легендарным лауреатом Нобелевской премии мира Лехом Валеса). С тех пор у нас есть Альянс всех профсоюзов. Предыдущее правительство решительно выступало против профсоюзов. Сегодня Альянс профсоюзов сохраняется – помимо союза Солидарности и властями.

2. Особенности польской горнодобывающей промышленности

Мне хочется представить польскую угольную горнодобывающую промышленность. Она обеспечивает основу нашего энергоснабжения. Я представляю Организацию Sierpien 80, (по-русски: Независимый профсоюз Августа 80), которая активно работает в трех крупнейших горнодобывающих компаниях: Польская угольная группа, Катовицкий угольный холдинг и горнодобывающая компания Jastrzebie. Все три в подчинении у польского министерства финансов. Профсоюзы требуют объединения горнодобывающей промышленности с энергетическим сектором. Правительство на словах поддерживает это требование, но не принимает для этого никаких важных решений.

К 31.12. 2014 число работников горнодобывающей промышленности составило 214 984 человек. При этом в подземных шахтах 160 289 (в угольных шахтах 138 037), 36 422 человек в открытом способе добычи и на нефтяных и газовых скважинах 10 465 человек. В Польше есть 38 подземных шахт и 6 860 открытых горнодобывающих участков.

3. Условия жизни горняков

Уровень жизни в польской горнодобывающей промышленности является сравнительно хорошим. Одной из проблем – выплачивается ли заработная плата вовремя. С года выплачиваются специальные выплаты ко дню шахтеров либо в рассрочку или вообще нет.
Учитывая тяжелую работу и риск несчастных случаев (которые могут быть очень тяжелыми или даже со смертельным исходом), заработная плата недостаточно высока. Увеличение нашей заработной платы всегда неверно отражается в средствах массовой информации, сообщая о том, что средний доход составляет 2000 евро. Это верно, но только тогда, когда речь идёт о доходах директоров и высшего руководства. Заработная плата шахтёров, включая тех, кто работает в самых сложных условиях, составляет 600 евро, часто включая оплату за смены в выходные дни.

4. Борьба за улучшение условий труда

О забастовках я говорил уже в самом начале. Шахтёры в средствах массовой информации и политиками показаны в связи с протестами. Мы также поддерживаем другие отрасли, такие, как здравоохранение, образование и торговля.

Еще одной проблемой является вопрос, поднятый Европейской комиссией вопрос о законности государственных субсидий для польской горнодобывающей промышленности. К сожалению, мы подчиняемся институтам ЕС. Мы являемся жертвой враждебной горнодобывающей промышленности политики ЕС. Гранты доступны только для закрытия горнодобывающих компаний, чего мы пытаемся предотвратить всеми способами. Дальнейшая борьба впереди. Несколько месяцев назад в нас стреляли. Мы не боимся пуль, судебных решений и судебных преследований. Мы не доверяем политикам. Это не игра в шахматы (при всем уважении к игре). Мы представляем сражающихся шахтёров. Мы заботимся об их положении. На каждом континенте, в каждой стране и в каждой отрасли есть свои специфические проблемы.

В сегодняшнем глобализированном мире мы нуждаемся в координации, обмене информацией и обмене опытом и в горнодобывающей промышленности.
С большим уважением я поддерживаю Международную конференцию горняков в Перу 2013.

Только когда мы стоим вместе, если мы все хорошо информированы и наши действия скоординированы, мы можем победить в этой борьбе.
Шахтёры всех стран, объединяйтесь!
Кшиштоф Labadz
Независимый профсоюз «Август 80» (Польша, Европа)